С. Болонини. Навстречу «четырехступенчатой модели»?

Официальная основа тренинговых моделей Международной психоаналитической ассоциации (МПА) – трехступенчатая модель: личный анализ, супервизии и семинары.
Эти короткие заметки посвящены возможному дальнейшему развитию, которое, кажется, «носится в воздухе». Оно будет заключаться в добавлении – по крайней мере, концептуально – четвертого элемента, существенного для будущего тренинга аналитиков: приобретении способности работать совместно с коллегами и становиться интегрированной частью научного обмена и жизни институтов, как неизменной определяющей функции психоаналитической идентичности.
В рассуждениях по поводу отдельной личности все чаще признается, что психоаналитики не должны быть изолированными профессионалами из-за риска прогрессирующей утраты теоретических и клинических знаний. Психоанализ находится в постоянном развитии, и нет никаких причин для того, чтобы понятие «непрерывного обучения», которое принято во всех областях профессиональных дисциплин, не распространялось бы также и на психоаналитиков.
Впрочем, более конкретное проявление – в опасности длящегося годами бессознательного заражения аналитика переносными проекциями пациентов, распространенное желание которых видеть его всемогущим, увеличивает риск для изолированного аналитика превратиться в местного «гуру». Институциональные обмены делают возможным не только научное обновление, но, прежде всего, признание нами собственных ограничений через постоянное сопоставление с коллегами.
Есть и другие факторы, которые лежат в основе этих соображений.
Положительным фактором является то, что многие современные аналитики все чаще заинтересованы в обмене профессиональным опытом в рамках рабочих групп. Это видно из растущего успеха Рабочих групп и Рабочих команд на различных конгрессах, где группы по 10-15 коллег интенсивно работают вместе в течение одного или двух дней, обсуждая статьи или клинический материал, с конкретной методологией работы и постоянным составом групп.
Эти аналитики высоко ценят такой опыт и мастерство в создании формата малой группы, которая выводит личность из изоляции и позволяет принять активное участие в общей работе.
Групповая динамика также дает возможность аналитикам проникнуть в суть методов работы коллег с различным опытом, чтобы выйти из культурной само-референтности и вернуться в свою знакомую рабочую среду, некоторым образом изменившимися.
Отрицательным фактором, который побуждает нас к рассмотрению вопроса о четвертом элементе аналитической подготовки, является растущее осознание исторических трудностей, переживаемых аналитиками, живущими вместе в организованных и структурированных институтах.
Постоянное расщепление психоаналитических обществ является яркой демонстрацией этого явления, которое является почти повсеместным, и показывает, что без адекватного обучения и опыта в этих вопросах, такая ситуация будет естественным образом продолжаться.
Обычное эдипальное соперничество, как между поколениями, так и между «братьями», и собственные нарциссические непереносимости (дефициты толерантности) находят благодатную почву для этого, и – несмотря на личный анализ – повторяются с неослабевающей и мучительной частотой. Это явление, похоже, затрагивает все регионы мира МПА (IPA).
Вот почему Совет МПА недавно одобрил создание новой Целевой группы по институциональным вопросам (Task Force on Institutional Issues), специально предназначенной для научного изучения этих институциональных проблем и, при необходимости, оказания поддержки обществам.
Естественно, мы не ожидаем того, что сможем вырвать с корнем нарциссические проблемы и конфликты, прорабатывая их во время тренинга, но мы можем ожидать, что некоторое повышение уровня информированности относительно этого феномена может значительно улучшить внутреннее индивидуальное и групповое отношение будущих аналитиков к этим опасностям.
Другой негативный фактор, который приводит нас к гипотезе о необходимости четвертой опоры в тренинге, проистекает из того факта (постоянного во времени и географии) что, многие психоаналитики сравнительно ограниченно участвуют в научных и административных встречах на разных уровнях (Институты или Центры, национальные общества, региональные федерации, МПА (IPA) ).
Я помню встречу порядка сорока довольно озадаченных научных секретарей (Председатели Программ со всего мира на конгрессе МПА в Барселоне (1997)), на которой стал очевидным вывод: в каждом обществе процент средней посещаемости научных собраний колеблется между 25 % и 30 % членов обществ. С тех пор, на протяжении многих лет я слышал, что такой процент участия подтверждается многими психоаналитическими институтами.
Это открытие совпало со столь же вездесущим феноменом, когда коллеги, только что получившие квалификацию членов МПА, практически полностью исчезают, будто звание психоаналитика рассматривается как дворянский титул, который, будучи приобретенным «раз и навсегда», делает ненужным долгосрочный коллегиальный тренинг. Это также, кажется, является повсеместным и серьезным явлением.
Во всех этих случаях существует опасность, что, руководствуясь общим списком, коллеги, живущие в разных районах, направляют пациентов к психоаналитикам исключительно на основе их статуса членства в МПА, хотя некоторые из них могут годами не посещать курсы повышения квалификации, не участвовать в обменах мнениями или совместной работе с коллегами.
Наконец, должна быть отмечена еще одна опасность, возможно, менее драматичная, но, тем не менее, коварная: аналитики, получившие квалификацию, замыкаются в религиозном и фамилистическом «клауструме» небольших референтных групп (охотнее, как мы знаем, следуя за предыдущим супервизором, чем за собственным аналитиком), чтобы защитить себя от контакта с более сложной реальностью, которой является сегодня психоанализ, столь интернациональный и столь полифонический.
Таким образом, аналитик должен быть представлен способностью/трудностью выхода из переносных отношений семейного типа с институтом, открыться для работы на уровне «колледжа», вне семьи в социально-культурной жизни в широком смысле.
В конечном счете, существует множество веских причин для размышлений об этих аспектах тренинга, которым зачастую уделяется недостаточно внимания и обратить соответствующее внимание на «последующий тренинг» и значение непрерывной научной, административной, институциональной и общественной деятельности. Возможности для коллективной работы в процессе обучения часто ограничиваются участием в семинарах Института со своими коллегами. Для обучения или повышения осведомленности в отношении феноменов социальной патологии, которая поражает наши общества, так же, как и другие профессиональные сообщества, обычно нет возможности.
Для психоаналитиков, которым суждено сосуществовать друг с другом (надеюсь, фертильно и плодотворно!) и cовмещать свою внутреннюю реальность с внешней реальностью институтов, я считаю, действительно настало время для того, чтобы начать думать в терминах "четырехступенчатой" модели тренинга, приучая аналитиков культивировать коллегиальность в качестве полезного и необходимого измерения.

Перевод А. Кравцова
Научная редакция Т. Пушкарёва

Вложения:
ФайлОписаниеРазмер файла
Скачать файл (Stefano Bolognini-ru.pdf) С. Болонини. Навстречу «четырехступенчатой модели»? 111 Kb
 
Web & Hosting: Ivan Korolevskiy  
Ivan Korolevskiy